Военная окупация хазарейцев


     После разгрома основных очагов восстания в Хазараджате был установлен режим суровой военной оккупации. Вся территория Хазараджата была разделена на несколько вновь созданных хакиматов. Для организации административного управления в них был направлен с отрядом вновь набранных войск наследник престола Хабибулла-хан, ставший эмиром в 1901 г.

     Во главе каждого хакимата был поставлен правитель — хаким, которому в делах управления помогали казн, муфтий, мухаррир и несколько амилей. В распоряжении хакима находился сильный военный гарнизон, ядром которого были один-два полка регулярной армии. Хакимами и другими высшими чиновниками в Хазараджат были назначены высокопоставленные афганские ханы из окружения эмира. В их руках была сосредоточена вся полнота власти. Лишь в немногих районах власть на местах была оставлена в руках тех хазарейских миров, которые не принимали участия в восстании и доказали эмиру свою лояльность, помогая в его подавлении.

     Присланные в Хазараджат кази и муфтии судопроизводство, дела управления, а также проведение таких церемоний, как бракосочетание и т. п., проводили в строгом соответствии с требованиями шариата ханифитского толка. Иными словами, среди хазарейцев-шиитов насаждали ислам суннитского толка.

     В Хазараджате начались преследования участников восстания, жителей подвергали арестам, налагали на них тяжелые штрафы, отбирали имущество, продовольствие, скот. Проводилось массовое разоружение хазарейцев, у которых изымалось все огнестрельное и холодное оружие.

     Насколько можно судить по имеющимся материалам, подавив основные очаги восстания, власти поставили перед собой цель не допускать подобных выступлений впредь. Поэтому были приняты меры для ликвидации феодальной верхушки хазарейцев, которая пользовалась, как показали события, значительным влиянием среди рядовых хазарейцев и легко увлекала их. на антиправительственные выступления. Осенью И зимой 1892 г. в Хазараджате проходили массовые (в подлинном смысле этого слова) аресты миров, ханов, султанов, бузургов и членов их семей. Арестованных отправляли в Кабул. В течение нескольких месяцев сюда было привезено около 2 тыс. человек.

     Затем начались казни, которые продолжались несколько недель; каждый день вешали 100 человек. Жен и дочерей казненных продавали по цене от 20 до 40 рупий.

     В проведении этих репрессий активную помощь властям оказали отдельные, перешедшие на их сторону хазарейские миры, которые не только сообщали имена активных организаторов и участников восстания, но и помогали при их аресте.

     Массовым репрессиям подвергались и рядовые хазарейцы, участвовавшие (или заподозренные в участии) в восстании. Аресты и казни сопровождались, как указывают официальные источники, разрушением хазарейских жилищ, конфискацией скота, продовольствия и другого имущества. Вырубались сады, вытаптывались пашни. Эти меры должны были превратить земледельческие районы Хазараджата в места летних кочевий афганских племен. Особенно пострадал от этих преднамеренных разрушений такой земледельческий оазис Хазараджата, как Хиджристан. Лишившиеся крова и средств к существованию, хазарейские крестьяне бродили по разоренной стране в поисках пищи, питались отбросами, многие умирали от голода. Лишь некоторые сумели найти убежище в горах.

     Массовую гибель хазарейцев от голода вызывало не только разорение края, по и проводимые здесь осенью и зимой 1892 г. конфискации продовольствия; об их размерах можно судить по таким фактам: у хазара дая (500 семей) было изъято 250 харваров ячменя, у хазара каландар и аттак — 600 харваров зерна. Хазарейцев облагали также огромными штрафами: хазара фулоди должны были уплатить 40 тыс. рупий, завали и султан ахмад — 20 тыс., мир одина — 24 тыс. рупий и т. д. «Вся эта контрибуция — и деньги и продовольствие— были собраны в полном объеме, несмотря на то, что край был разорен и разграблен, благодаря энергичным усилиям сборщиков податей и командиров воинских частей».

     Помимо названных сумм, которые взыскивались, так сказать, в законном порядке, значительные суммы сверх этого были собраны чиновниками правительственной администрации в собственную пользу. Учесть эти суммы невозможно. Следует заметить, что чиновники в стремлении набить карманы проявляли немалую изобретательность, облагая несчастных людей штрафами, требуя от них бесконечных подарков и подношений и т. п.

    В отдельных случаях этот грабеж принимал столь открытый характер, что кабульские власти считали необходимым вмешаться. Так, генерал Мир Ата-хан награбил 163 260 рупий наличными и примерно на такую же сумму различных вещей. Большая часть награбленного была у него отобрана в казну; все же 11 280 рупий ему вернули, а также часть вещей и 18 невольников и невольниц.

     Не имея возможности внести наложенные на них контрибуции и штрафы, «хазарейцы были вынуждены продавать в рабство своих жен и детей». В результате весь Хазараджат превратился в подобие огромного невольничьего рынка. Продажа хазарейских женщин и детей была узаконена специальным фирманом: покупателям было приказано при этом оформлять покупку у кази или хакима, причем одна десятая стоимости невольника или невольницы отбиралась в государственную казну. Людей не только продавали, но и обменивали на зерно — в среднем по 10 сиров 20 ячменя или пшеницы за человека.

     Наиболее умные и дальновидные представители правительственной администрации не могли не заметить, что в Хазараджате складывается опасная обстановка: погибающие от голода, доведенные до отчаяния люди могут вновь подняться на восстание.

     Один из высокопоставленных чиновников, назначенных в Хиджристан, донося в Кабул о грабежах и самоуправстве командира воинского гарнизона Фатх Мухаммад-хана, писал при этом: «Один раз уже из-за бесчинств и злоупотреблений неграмотных офицеров, хазарейский народ, оказавшись в безвыходном положении, поднял восстание против гнета и произвола… Своими действиями командиры воинских частей сеют смерть, тяготы и бедствия, не говоря уже о том, что они наносят большой материальный ущерб казне и райатам… Необходимо, чтобы… прекратилось притеснение этого народа». Эти обращения не имели, однако, большого эффекта.

     12 раджаба 1310 г. х. (январь 1893 г.) всем хакимам и начальникам гарнизонов в Хазараджате был направлен фирман, в котором им предписывалось всех хазарейских миров, сеидов, мулл, кербелаи, завваров, кадхуда и бузургов с их семьями независимо от того, принимали или не принимали они участие в восстании, немедленно выслать в Кабул.

     Торопясь выполнить этот приказ, власти начали производить аресты уцелевших представителей хазарейской верхушки. Было арестовано и отправлено в Кабул несколько десятков человек.

     Результатом политики военного режима, установленного в Хазараджате осенью 1892 г., было новое восстание. Оно вспыхнуло в начале 1893 г. среди племен дайзанги, дайкунди и бесут. Вскоре пламя вооруженной борьбы вновь полыхало на территории от Кабула до Давлат Яра, от Бамиана до Гура, от Хиджристана до Мазари-Шарифа.

image