Власть Кабула над Хазараджатом


     Борьба эмира Дост Мухаммад-хана за подчинение лежавших на северо-западе от его владений хазарейских земель началась вскоре после того, как он прочно утвердился в Кабуле (т. е. в начале 30-х годов XIX в.).

     Военные отряды Дост Мухаммад-хана иногда терпели поражения, иногда им удавалось захватывать богатую военную добычу. Но основной цели — прочного подчинения хазарейцев — Дост Мухам-мадхан добиться не смог.

     Хазарейцы оказывали ожесточенное сопротивление отрядам эмира. В качестве ответной акции, стремясь нанести ущерб Кабулу, они в 1831 — 1832 гг. перекрыли торговые пути, которые проходили через Бамиан. Лишь правители некоторых хазарейских племен и кланов, жившие в непосредственной близости от Кабула и Газни, признали себя вассалами Дост Мухаммад-хана. Ими были миры племен и кланов: бесут, мухаммад ходжа, чаордаста, джайгату, джагури, фулоди (Малистан). Они были обложены данью, номинальные размеры которой (судя по сообщению Ч. Массона) в начале 30-х годов были следующими: хазара бесут ежегодно платили 40 тыс. рупий, джагури и фулоди — 14 тыс., хазарейцы, обитавшие в районе Карабаг, Навар и Сари Абе,— 75 тыс. рупий. По данным «Хаяти афгани», наместник Дост Мухаммад-хана в Бамиане с каждого хазарейского хозяйства брал кроме того одного барана. В неурожайные годы, когда хазарейцы не могли выплатить положенную дань, у них забирали в рабство детей. В конце 30-х годов размеры дани были увеличены. Дань выплачивалась натурой: крупным и мелким рогатым скотом, лошадьми, кустарными изделиями, зерном.

     Жадность и недобросовестность сборщиков дани, которые стремились набить собственные карманы, увеличивали тяжесть лежащего на хазарейцах бремени.

     Хазарейцы с большой неохотой платили дань, которую весьма часто приходилось взимать при помощи военной силы34. Взимание дани производилось наместниками эмира в Газни и Бамиане или же специальными чиновниками, которых всегда сопровождали отряды солдат.

     Чтобы укрепить свое влияние в Хазараджате, эмир Кабула постоянно сеял рознь среди хазарейских племен и кланов; всеми мерами он стремился не допустить объединения хазарейских племен или усиления правителя одного из них. Яркой иллюстрацией этой политики служит история взаимоотношений эмира Кабула и мира племени бесут Яздан Бахша.

     Умный и энергичный человек, Яздан Бахш, став главой хазара бесут, сумел укрепить свою власть на всей территории этого племени, положил конец своеволию вождей кланов и родов, установил твердый порядок и спокойствие; он сумел подчинить своему влиянию также ряд миров соседних хазарейских племен (дайзанги, шейх али, хазара Бамиана), среди которых пользовался большим авторитетом. Чтобы удержать свою власть и ограничить влияние Кабула на территории бесут, Яздан Бахш принял меры, которые стесняли действия кабульских кызыл-башей, имевших здесь, как отмечалось выше, земли и замки и проводивших значительные торговые и ростовщические операции. Яздан Бахш конфисковал часть кызыл-башских земель, принадлежавших лицам, в отношении которых он располагал сведениями, что они являются проводниками влияния эмира.

     Кызыл-башам, пытавшимся не выполнять тех или иных распоряжений, Яздан Бахш пригрозил конфискацией и другими репрессиями.

     Правителю Кабула, писал В. В. Григорьев, «не могло нравиться существование бок о бок с ним такой личности. Уничтожить Яздан Бахша, действуя оружием, было трудно; Дост Мухаммад решил извести его способом, к которому постоянно прибегал в таких случаях,— вероломством».

     Эмир стремился избежать вооруженной борьбы не только потому, что боялся поражения; он знал, что военные действия лишат его казну 40 тыс. рупий ежегодной дани; кроме того, он боялся быть отрезанным от Бамиана.

     Яздан Бахш был приглашен в Кабул, причем ему торжественно гарантировали безопасность. Не желая осложнять отношений с эмиром и полагаясь на гарантии, мир бесут приехал в Кабул, но был здесь арестован. Однако Яздан Бахшу удалось каким-то образом бежать из тюрьмы.

     После этих событии отношения между миром хазара бесут и эмиром Кабула стали открыто неприязненными. Однако Яздан Бахш продолжал выплачивать дань и не мешал движению караванов через свою территорию.

     По-видимому, Яздан Бахш лелеял мысль о том, чтобы постепенно подчинить своему влиянию и другие хазарейские племена, значительно укрепить тем самым свои силы и лишь потом пойти на открытый разрыв с Кабулом. Пока же разрыв, связанный с опасностью войны, не входил в его планы. Именно поэтому Яздан Бахш главное внимание после побега из кратковременного заключения обратил на укрепление своего влияния на территориях других хазарейских племен.

     Он выстроил новый укрепленный замок, предпринял военные экспедиции против тех хазарейских миров, которые отказывались признавать его авторитет. Таким образом, ему удалось подчинить своей власти правителей всех небольших хазарейских кланов Бамиана, включая и тех из них, которые были до того вассалами Кабула.

     Подчинив своей власти и живших здесь таджиков, он стал фактическим владыкой Бамиана. Два небольших афганских гарнизона, располагавшихся на территории бесут для охраны караванного пути, Яздан Бахш заставил уйти из своих владений.

     Эмир Кабула, не оставивший мысли расправиться с Яздан Бахшем, решил использовать в качестве орудия одного из афганских сардаров, Хаджи-хана Какара. Чтобы лично заинтересовать последнего в уничтожении Яздан Бахша, он отдал ему в джагир весь округ Бамиан. Одновременно, чтобы осложнить положение Яздан Бахша, эмир Кабула оказывал поддержку его врагу, правителю Сайгана — Мухаммад Али-беку.

     Хаджи-хан Какар, направленный с отрядом афганских войск в Бамиан для сбора ежегодной дани, сумел войти в доверие к Яздан Бахшу, обещав ему свою помощь в борьбе с Мухаммад Али-беком. Во время совместного похода афганского отряда и отряда Яздан Бахша против племени татар, которое Хаджи-хан решил подчинить, Хаджи-хан Какар сумел арестовать Яздан.

     Бахша и его брата Аббаса. Оставшиеся без предводителей воины хазара бесут были легко рассеяны афганским отрядом.

     Хаджи-хан Какар доставил затем Яздан Бахша и его брата Аббаса в Бамиан и, обвинив их в измене, повесил. После убийства Яздан Бахша дань с племени бесут была резко увеличена — с 40 тыс. до 80 тыс. рупий в год. По данным Мохан Лала, в конце 30-х годов XIX в. с хазара бесут и Бамиана собирали 70 тыс. рупий дани.

     К концу 30-х годов XIX в. эмиру Кабула удалось добиться того, что его признали своим сюзереном миры хазарейских племен шейх али, дайзанги, дайкунди. Однако власть его была номинальной; по словам А. Бернса, дайзанги и дайкунди лишь формально считались в подданстве Кабула, дани они не платили.

     О том, насколько непрочной была власть Кабула в хазарейских землях, можно судить по такому факту. В 1843 г., после окончания первой англо-афганской войны и возвращения Дост Мухаммад-хана на трон Кабула, к нему с выражением верности явились предводители многих афганских племен и таджикских бекств; явились, как утверждает автор «Сирадж аттаварих», и миры хазарейских племен. Но среди последних не было миров таких крупнейших племен, как бесут, дайкунди, дайзанги, и хазарейских кланов Бамиана. Чтобы привести их к покорности, Дост Мухаммад-хану пришлось послать в земли, подвластные этим мирам, сильный отряд войск под командой сардара Мухаммад Акрам-хана, который был назначен правителем той части Хазараджата, где обитали племена бесут, дайкунди и дайзанги. Мухаммад Акрам-хан сумел собрать в этих землях малиат и назар — дань кабульскому эмиру; таким образом, в этих районах было восстановлено положение, существовавшее до первой англо-афганской войны.

     В 1266 г. х. (1849/50 г.) правителем (хакимом) подвластной Кабулу части Хазараджата был назначен Мухаммад Ислам-хан, которому эти территории были одновременно пожалованы в тиул (лен). Своей резиденцией афганский наместник избрал селение Яка Улонг, на землях племени дайзанги. В результате хазарейцам пришлось платить фактически двойной налог: один — эмиру Кабула, другой — тиулдару (он же был и хакимом!). Это не могло не вызвать недовольства в хазарейских землях. В 1271 г. х. (1854/55 г.) вспыхнуло восстание, которое возглавил Мухиб-бек (мир хазара дайзанги), отказавшийся платить малиат. Восставшие осадили Мухаммад Ислам-хана в крепости Яка Улонг. Только прибывшие из Кабула воинские отряды сняли осаду с этой крепости и восстановили здесь власть Кабула. Однако Мухаммад Ислам-хан был через некоторое время отозван и заменен на посту хакима сардаром Мухаммад Хусейн-ханом.

image