Верховная власть миров


     Хазараджат был покрыт сетью укрепленных замков — кала, так как каждый феодал — мир, хан или султан — имел собственную резиденцию. Почти все они были разрушены в 90-х годах при завоевании страны эмиром Абдуррахман-ханом.

    Кала — замок, служивший резиденцией миру и его многочисленной семье, — был окружен каменной или глинобитной стеной с башнями и амбразурами, около которых могли разместиться по 10—12 воинов. Дежурившие на башнях часовые в случае опасности били в барабаны, поднимая тревогу.

     Миры имели обычно по нескольку жен. Численность их семей достигала нескольких десятков человек. Так, например, мир Мухаммад Риза-бек из Улкана имел семью в 70 человек.

     Следует отметить, что знатные женщины у хазарейцев играли заметную роль в общественной и политической жизни и пользовались очень большим влиянием. Жены миров носили титул ага и участвовали в обсуждении общественных дел, сидя рядом со своими мужьями на дарбарах. Они одевались в мужскую одежду, носили оружие, участвовали в охоте и грабительствах.

     Свое высокое общественное положение миры стремились подчеркнуть роскошью одежд, богатством утвари и домашней обстановки. Они носили одежду из золотой, украшенной вышивками парчи, оружие и сбрую коней украшали золотом, серебром, ценными камнями. Еще богаче одевались их жены. Те или иные события отмечались с подчеркнутой пышностью. Выдавая замуж дочерей, брали огромный калым (тысячи баранов, косяки коней, рабов, золото); этот калым должен был демонстрировать знатность и богатство.

     Обычно власть мира — правителя феодального владения (фактически небольшого феодального княжества— удела) — передавалась по наследству от отца к сыну. Но так как твердо установленного (или освященного каким-либо незыблемым обычаем) права наследования власти не существовало, часты были кровавые междоусобицы.

     В делах управления миру помогал административный аппарат, состоящий из назиров (управляющих), их заместителей, секретарей и уполномоченных. Этот аппарат был необходим миру для удержания в повиновении его подданных, управления хозяйством домена, наблюдения за своевременным сбором налогов и т. п. Правление хазарейских миров носило деспотический характер. Власть мира была абсолютной. Ее несколько ограничивало лишь обычное право. В целом же в своем племени или роде мир являлся верховным владыкой и его воля считалась законом для подданных. Жизнь и имущество всех подданных находились в его руках. Европейские путешественники отмечали в этой связи, что власть хазарейских миров является «более деспотичной», чем власть ханов пуштунских племен Афганистана.

     Мир дайзанги Мухаммад Рафи-бек заявил Дж. Харлану: «Я хозяин над моими подданными: если захочу, продам их узбекам, и ни один из них не подумает сопротивляться моей воле. Все они являются моими рабами».

     Хазарейские миры творили суд и расправу над своими подданными, облагали их штрафами, приговаривали к смертной казни. Как известно, афганские ханы в первой половине XIX в. обладали такой полнотой власти (да и то не везде) только над зависимым от них неафганским населением, но отнюдь не над своими соплеменниками.

     Мир сосредоточивал в своих руках не только всю административную, но и судебную власть. На подвластной ему территории он являлся верховным судьей.

     Правосудие вершилось миром на основе хазарейского обычного права в дарбаре, куда свободно допускался любой жалобщик или проситель. Для обсуждения текущих дел по управлению мир проводил дарбар дважды в день: после утренней молитвы и после обеда. Как отмечают доступные нам источники, серьезные правонарушения (убийство, воровство) в хазарейской среде совершались крайне редко. Самой суровой мерой наказания считалось обращение преступника в рабство. Преступник, ставший рабом, продавался. Очень сурово наказывалось взяточничество: взяточнику вспарывали живот. Уличенных в прелюбодеянии (и женщину и мужчину) продавали в рабство; полученные за них деньги шли миру.

     Власть мира опиралась не только на его богатство, авторитет вождя племени или рода, но и на вооруженную силу. Каждый мир имел личную дружину, состоящую из нукаров, а в случае необходимости мог прибегнуть и к созыву ополчения. Сила и мощь мира, его авторитет и власть в хазарейском обществе определялись числом находившихся у него на службе нукаров. Чем больше было нукаров, тем большим влиянием пользовался мир.

     Мир племени бесут Яздан Бахш имел 2 тыс. вооруженных пеших и конных воинов. Мухаммад-хан (мир дайзейнат) постоянно имел 1 тыс. хорошо вооруженных воинов; мир Сари-Джангал Садик-бек имел в своем распоряжении 900 всадников и 800 пеших воинов.

     Мир племени джагури в любое время мог собрать 5 тыс. хорошо вооруженных воинов; мир Санг-Тахт и Шейх Миран мог выставить 3 тыс. воинов и при себе постоянно держал 800 пли 900 всадников. Аштарлай мог выставить 3 тыс. воинов, а 400 человек конницы имел при себе. Список этот можно продолжить.

     Если личные дружины были нужны мирам в первую очередь для подавления внутреннего недовольства, для утверждения своего господства над райатами, то ополчения использовались для расширения территории за счет более слабых соседей или для защиты своих владений от угрозы и нападения внешних врагов.

image