Тюркский и таджикский элемент


     Необходимо отметить, что территория, на которой происходил процесс формирования хазарейской этнической общности, не ограничивалась современными границами собственно Хазараджата. Многочисленные поселения хазарейцев, втянутых в этот процесс, находились и в примыкавших к Хазараджату районах Кандагара и Газни вплоть до второй половины XIX в. Об этом свидетельствуют как данные топонимики, так и записки европейских путешественников. Исчезновение здесь хазарейских поселений связано со многими причинами, важнейшими из которых было продвижение с востока и юго-востока афганских переселенцев.

     Однако монгольский элемент уже на самых первых стадиях хазарейского этногенеза взаимодействовал с тюркскими и таджикскими компонентами. Как нам представляется, это обстоятельство связано прежде всего с характером формирования хазарейских так называемых племен — тайфа.

     Как отмечал уже Джувейни, войска монгольских царевичей и нойонов, направленных на завоевание Ирана и нынешнего Афганистана, состояли не только из монголов, но прежде всего из «сыновей таджиков и тюрков». Монголы в них составляли лишь господствующую по положению, но не по численности прослойку.

     О тюркском вкладе в хазарейский этнос свидетельствуют многие факты. Некоторые из подразделений племени джагури связывают свое происхождение с отрядами армии Тимура, которыми командовал военачальник этого завоевателя — Бутай Буга.

     На тюркское происхождение претендуют хазарейцы племени шейх али. О справедливости этих претензий, как нам кажется, свидетельствует то обстоятельство, что одно из подразделений этого племени носит имя «туркман», а старшины этого клана называют себя аксакалами. Следует отметить (на это мы обращали внимание выше), что хазарейцы племени шейх али отличаются ослабленной монголоидностью.

     В этногенезе хазарейцев приняли участие также тюрки-халадж и карлуки, населявшие некоторые районы центрального и южного Афганистана еще до начала монгольских завоеваний. Свидетельством этого является наличие у хазарейцев этнонимов халадж и карлук. О тюркском вкладе в хазарейский этнос говорит также этноним барлас. В этой связи заслуживает внимания свидетельство «Зафар-наме» о том, что полководец Тимура — амирзаде Пир Мухаммад Джангир, получивший в управление территорию от Кандагара до р. Инд, переселил сюда многочисленные отряды своих воинов вместе с их семьями.

     По утверждению хазарейцев дайзейнат, они поколения барлас, потомки 1000 воинов, которых Тимур в 1396 г. дал своему сыну Шахруху в качестве его личной охраны, когда тот был назначен правителем Хорасана. Шахрух поселил их в плодородной долине Бадгиса.

     На роль тюркских элементов в хазарейском этносе указывает также значительный пласт тюркской лексики в языке хазарейцев (особенно в названиях растений, животных и др., причем, по наблюдениям М. Г. Асланова, тюркские заимствования в языке хазарейцев имеют больший удельный вес, чем в таджикском языке Афганистана).

     Более важную роль, чем тюркский, сыграл в сложении хазарейского народа таджикский элемент. Связано это со многими факторами. В период появления в центральной части современного Афганистана монголов таджики составляли не только основную часть населения Гура, но были исконными жителями соседних земель на западе, севере и востоке.

     Преобладание здесь именно таджикского населения отмечали многие исследователи еще в середине прошлого века. Этот факт подтверждается данными самых разнообразных источников. Даже в начале XVI в. таджики составляли большую часть населения городов и деревень страны. На протяжении всего средневековья таджикский язык преобладал среди населения Герата, Кабула, Газни и даже Кандагара. Отдельные островки таджикского населения сохранились среди хазарейцев Хазараджата еще в XIX в., а в области Газни, в Панджшире, в Бамиане и ряде других районов таджики жили совместно с хазарейцами. О том, что какая-то часть этого таджикского населения была включена в состав хазарейского народа в процессе его формирования, говорит наличие у хазарейцев такого этнонима, как «таджик».

     Смешанные в этническом отношении (едва ли не с момента их появления в Афганистане) орды монгольских царевичей и феодалов оказались в таджикском окружении; они смешивались с таджиками, подвергались влиянию персидско-таджикской культуры и постепенно принимали язык таджиков; отсюда и таджикская речь хазарейцев. Как отмечают многие исследователи, современный хазарейский язык весьма близок к диалектам и говорам таджиков Афганистана и таджиков юго-восточного Советского Таджикистана.

     Исторические и этнографические материалы показывают, что от таджиков монголы и монголо-тюрки, обосновавшиеся в Хазараджате, восприняли не только язык, но и сельскохозяйственные навыки, ремесла и многие элементы культуры. Эти таджикские элементы переплавились в одно целое с элементами культуры пришельцев, составив основу культуры и быта хазарейского народа. Исследования, проведенные многими наблюдателями и учеными в XIX—XX вв., показывают, что, несмотря на отдельные индивидуальные особенности (присущие тем или другим хазарейским пламенам), основы хазарейской культуры восходят прежде всего к культурному наследию оседлого таджикского населения, преобладавшего некогда на территории Хазараджата, а в наши дни — на многих лежащих по соседству территориях. Это объясняется как этническими связями хазарейцев и таджиков (вкладом таджиков в хазарейский этногенез), так и протекающим вплоть до наших дней процессом влияния культуры оседлого таджикского населения Афганистана на культуру Хазараджата. В результате этого процесса хазарейцы восприняли многие характерные черты материальной и духовной культуры таджикского населения, многие особенности земледельческого хозяйства, ремесла и др.

     Несомненное влияние оказало таджикское население и на развитие социально-экономических отношений в хазарейской среде. В результате, если исключить некоторые второстепенные особенности, в главных характеристиках социально-экономический строй хазарейцев (о котором подробнее мы скажем ниже) был в конце XIX в. чрезвычайно близок социально-экономическому строю таджикского населения.


Физиологическое объяснение становления синдрома при не­врозах