Отношения Хазараджата с афганскими наместниками


     В начале 60-х годов XIX в. в политическом положении хазарейских племен и их феодальной верхушки произошли серьезные изменения, которые были связаны с тем, что к этому времени основная часть территории современного Афганистана была объединена под властью эмира Дост Мухаммад-хана. Хазарейские миры вынуждены были допустить в некоторые пункты Хазараджата контингента афганских регулярных войск силой до двух полков. Кабул назначил одного из афганских сардаров хакимом Хазарейского вилайета. Однако власть этого хакима не простиралась далеко за пределы районов, занятых афганскими войсками. А после смерти Дост Мухаммад-хана и начавшейся в 1863 г. междоусобной борьбы между его сыновьями власть этого хакима в Хазараджате вообще свелась к нулю. Афганские гарнизоны, по приказу Шер Али-хана, были выведены из Хазараджата и включены в состав его армии, которую он использовал против своих соперников.

     Афганским наместникам в Хазараджате пришлось бежать, спасая свою жизнь от поднявших восстание хазарейцев, которые, как указывает «Сирадж ат-таварих», были недовольны насилиями и угнетением.

     В начавшейся в Афганистане междоусобной борьбе миры хазарейских племен не занимали какой-то одной, общей, заранее согласованной позиции. Руководствуясь собственными интересами и соображениями, одни из них поддерживали эмира Шер Али-хана, другие — его противников. Некоторые миры переходили от одной группировки к другой. Были, наконец, и такие миры, которые старались остаться в стороне от этой борьбы и использовать сложившуюся обстановку, чтобы сохранить свою независимость.

     Отсутствие политического единства среди миров хазарейских племен было вызвано последствиями феодальной раздробленности Хазараджата, противоречивостью интересов феодальных правителей различных племен, их взаимной враждой и соперничеством.

     После того как эмир Шер Али-хан, разбив своих противников, в 1869 г. прочно утвердился на троне Кабула, большая часть миров хазарейских племен признала его верховную власть. Некоторым из них, например миру джагури, который помогал ему в борьбе за власть, Шер Али-хан присвоил титул сардара.

     Эмир Шер Али-хан стремился вести гибкую политическую линию в отношении хазарейских племен. Их феодальную верхушку он хотел сделать опорой своей власти в Хазараджате. Насколько мы можем судить по имеющимся материалам, эмир не ставил перед собой задачи уничтожить эту феодальную верхушку. Он пытался различными мерами привязать ее к себе, превратить в конечном счете в одну из прослоек правящего класса афганского государства. Поэтому тем из хазарейских миров, в верности которых он убедился за годы междоусобиц, эмир присваивал высокие чины в своей армии (Ахмад Али-хан Джагури получил чин полковника, а Боз Али-хан Джагури — генерала); они назначались хакимами тех территорий, где жили их племена и кланы. Эмир даже снабжал их оружием, включая артиллерию. Свою личную охрану эмир Шер Али-хан составил почти исключительно из хазарейских воинов тех племен, феодалы которых, по его мнению, были ему верны. Были в его армии и специальные хазарейские формирования.

     Но если эмир Шер Али-хан почему-либо сомневался в верности хазарейских феодалов, он брал в заложники их самих или их родственников; так было, например, с миром дайзейнат Мухаммад-ханом, который как заложник проживал в Кабуле, а племенем управлял его сын.

     Миры продолжали собирать в свою пользу с подвластных им племен налоги и сборы. Вместе с тем им выплачивались, в том случае если они занимали какую-то официальную должность в административной или военной системе афганского государства, определенные суммы в виде жалованья из афганской государственной казны.

     Во внутренние дела хазарейских племен эмир Шер Али-хан стремился не вмешиваться. Подчеркивая это обстоятельство, источники отмечают, что миры хазарейских племен были в решении внутренних дел фактически независимы, «хотя они правителя Афганистана — Шер Али-хана признают своим главой,— писал П. Робинзон,— зависимость их от Кабула является номинальной».

     Таким образом, даже в самом конце рассматриваемого нами периода истории хазарейцев, когда Хазараджат был уже со всех сторон окружен владениями афганского эмира, власть его в стране хазарейцев была весьма неустойчивой. Хотя миры, владения которых находились в окраинных районах Хазараджата, и признавали верховную власть эмира Кабула, даже поставляли ему контингента войск, а иногда уплачивали дань, во внутренних делах они были вполне самостоятельны. Афганской гражданской и военной администрации здесь не существовало. Управление находилось в руках миров.

     Что же касается внутренних районов Хазараджата, то миры этих районов были полностью независимыми. Положение в Хазараджате изменилось только в годы правления эмира Абдуррахман-хана (1880—1901), которому удалось создать в Афганистане централизованное государство и полностью подчинить своей власти все территории этой страны, включая и Хазараджат. Правитель Кабула подчинил своей власти мятежных вассалов и правил фактически как абсолютный монарх.

image