Действия Эмира Абдуррахмана, подавление хазарейских восстаний


     Эмир Абдуррахман принял энергичные меры как для подавления восстания, так и для изоляции района, где оно проходило, чтобы не дать восставшим увлечь за собой хазарейцев других частей Хазараджата, а также чар-аймаков. Были вновь призваны на военную службу распущенные было ополченцы, укреплены потрепанные в боях 1892 г. регулярные части. В район восстания из Кабула, Кандагара и Герата были спешно переброшены свежие силы под командой генералов и бригадиров Умар Мухаммад-хана, Мир Ата-хана, Мухаммад Садык-хана, Абдул Ахад-хана и др. Общая численность брошенных на подавление восстания сил достигла 35 тыс. человек. Кроме того, около 10 тыс. человек было направлено в не охваченные восстанием районы Хазараджата для усиления имевшихся там гарнизонов и борьбы с укрывавшимися в горах мелкими отрядами хазарейцев.

     Абдуррахман-хан опубликовал «наставление хаза-рейскому народу», чтобы внести раскол в ряды восставших и побудить менее устойчивую их часть сложить оружие. Для распространения этого «наставления» среди восставших в районы их действий были направлены специальные агенты, которым выплачивалось большое вознаграждение. Принимались также меры для того, чтобы уговорить некоторых руководителей восстания сложить оружие. Меры эти, однако, не дали результатов.

     Широкие военные операции правительственных сил начались в апреле 1893 г.

     Наличие артиллерии давало им огромные преимущества перед восставшими. Поэтому, несмотря на отчаянное сопротивление хазарейцев, правительственным войскам удалось прорваться через возведенные укрепления на перевалах и переправах.

     Одно из самых кровопролитных сражений разгорелось у переправ через р. Гильменд. Правительственные войска, действовавшие здесь под командой Умар Мухаммад-хана, понесли столь тяжелые потери, что, хотя им и удалось форсировать реку, они не смогли продолжать наступление и вынуждены были занять оборону до подхода сильных подкреплений.

     Воссозданию действительной картины военных действий весной и летом 1893 г. препятствует то обстоятельство, что все имеющиеся у нас описания их исходят из одного источника — противников восставших. Однако у нас нет никаких оснований сомневаться в том, что восставшие оказывали своему противнику ожесточенное сопротивление. Об этом говорят и такие факты, как отсылка командирами карательных отрядов сотен голов хазарейцев, павших на поле боя, в Бамиан и другие города и огромные потери, которые несли в боях сами каратели. В некоторых полках (например, в гератских) потери доходили до 85% личного состава.

     Упорное сопротивление восставших и тяжелые потери, которые несли правительственные войска, вынудили эмира вновь, как и в 1892 г., направить на подавление сипахсалара Гулам Хайдар-хана, вместе с которым в район восстания прибыли новые, не измотанные в боях части.

     Важно отметить, что свои удары восставшие (и это чрезвычайно важно!) во многих районах обращали не только против власти эмира Кабула, но и против тех хазарейских феодалов, которые с ним сотрудничали. Известны факты, когда хазарейцы убивали своих миров, разрушали их замки.

     Так, например, Гулам-шах, султан хазара Миена Ни-шин, был убит своими подданными за то, что в 1892 г сотрудничал с властями Кабула. По этой же причине в 1893 г. восставшими был разрушен замок Мухаммада Хусейн-хана, арбаба клана кавма чупан племени бесут. «Во многих местах восставшие райаты захватывали земли миров». Эти обстоятельства чрезвычайно важны. Они показывают, что восстание 1893 г. было направлено не только против гнета афганских помещиков, но и против части хазарейских миров, что придавало ему антифеодальные черты Поскольку, как правило, сотрудничали с Кабулом наиболее знатные и могущественные миры (надеявшиеся благо-даря своему богатству, авторитету и связям занять почетное и выгодное место в системе афганской государственности), удары восставших обрушивались на представителей верхушки феодального сословия. В этих выступлениях находили свое отражение и противоречия между отдельными прослойками хазарейских феодалов (немногочисленной группой крупных феодалов и массой мелких феодалов) и противоречия между райатами и их эксплуататорами. Мелкие феодалы, направляя ненависть райатов против богатых и знатных миров, укрепляли тем самым свое собственное положение. К сожалению, отсутствие необходимых источников не позволяет дать анализ конкретных противоречий, которые разделяли отдельные прослойки хазарейских феодалов. Что же касается массы райатов, то для них уничтожение (хотя бы частичное) верхушки класса феодалов, сотрудничавшей с Кабулом, могло безусловно означать некоторое облегчение бремени феодальной эксплуатации.

     После прибытия Гулам Хайдар-хана с новыми силами продвижение правительственных войск в глубь охваченной восстанием территории пошло несколько успешнее. Этому способствовал не только значительный перевес в силах, которым они обладали, но и нехватка у восставших боеприпасов, продовольствия, а также эпидемические заболевания. Среди ослабленных голодом и тяжелыми условиями жизни хазарейцев эти заболевания уносили много жизней.

     В этих условиях эмир Абдуррахман сделал попытку склонить восставших сложить оружие, обещая им за это помилование. К ним было направлено несколько шиитских богословов, пользовавшихся большим уважением в хазарейской среде, с личным посланием эмира. В этом послании эмир писал: «Я отказываюсь от права требовать… удовлетворения за последние проступки ваши, стоившие так дорого войскам моим. Я обязуюсь уменьшить размеры податей, лежащих на вас, и утвердить начальником над вами того, кого вы изберете сами из среды вашей. Вы должны подумать об ответственности, лежащей на вас перед богом и его пророком за пролитие мусульманской крови, и не забывать, что мы одной с вами веры и со всех четырех сторон окружены врагами иной с нами веры».

     Миры и старшины восставших, обсудив это письмо на своем совете, дали, однако, отрицательный ответ. По-видимому, это было вызвано тем, что они не считали возможным более полагаться на слова эмира, а никаких действенных гарантий выполнения этих обещаний им предложено не было. Борьба продолжалась с переменным успехом.

     Хазарейцы совершали внезапные ночные нападения на расположения противника. Они напали однажды даже на лагерь самого Гулам Хайдар-хана. Ночной бой продолжался три часа. Лишь под утро огонь артиллерии заставил повстанцев отступить.

     К середине лета 1893 г. развитие событий вступило в критическую фазу. Тяжелые потери, которые было все труднее восполнять, и упорство восставших заставляли эмира Абдуррахмана склоняться к мысли отозвать из Хазараджата войска, прекратить военные действия и тем самым фактически признать особый статус части хазарейских территорий в системе афганского государства.

     Не исключено, что его толкала на этот шаг и напряженная обстановка, складывавшаяся как раз в это время на южных и восточных границах Афганистана, где усилили свой натиск английские колонизаторы, стремившиеся овладеть землями восточных афганских племен.

     Но колебания проявляли и восставшие. Голод, болезни, тяжесть военных действий вынуждали их прекратить сопротивление; некоторые руководители восстания начали высказываться за прекращение борьбы и переселение в Иранский Сеистан или бухарские владения.

     В этих условиях часть предводителей восставших согласилась начать переговоры с эмиром и приняла его предложение направить в Кабул своих представителей; безопасность их гарантировали заложники — несколько знатных афганцев, которые остались в лагере повстанцев. В случае провала переговоров руководители восстания собирались вместе со своими соплеменниками переселиться за пределы Афганистана.

     В стане восставших фактически произошел раскол. Одни, получив в результате переговоров гарантии безопасности, решили принять их и вновь признать власть эмира; они прекратили сопротивление (численность их была равна 7—10 тыс. семей). Другие, не доверяя полученным гарантиям, но и не имея сил продолжать борьбу, приняли решение уйти из Афганистана (что и было сделано —от 10 до 15 тыс. семей хазарейцев ушло в британские владения). И наконец, третьи решили, несмотря ни на что, продолжать борьбу.

     Этот раскол ослабил силу сопротивления восставших. И хотя восстание продолжалось еще до ноября 1893 г. и в ходе его подавления правительственные войска понесли чувствительные потери, исход борьбы был предрешен.

     К концу 1893 г. последние отряды повстанцев были или уничтожены правительственными войсками, или сложили оружие. Восстание было подавлено.

     Нетрудно заметить, что хазарейские восстания, направленные против власти эмира Кабула, далеко не всегда носили подлинно народный характер.

     Восстания 80-х годов часто носили характер феодального бунта; хотя народные массы и  принимали в них участие, основной причиной восстаний была защита привилегий и власти феодальной верхушки хазарейцев. Грубо насильственный характер административных мероприятий кабульских властей толкал на выступления и народные массы, но застрельщиками, инициаторами и руководителями выступлений была феодальная верхушка.

     Восстания 1892—1893 гг. (особенно на втором этапе, в 1893 г.) имели несколько иную окраску — в них народная, по сути своей антифеодальная струя прослеживается более четко. Связано это было в значительной мере с тем, что карательная политика кабульских властей наносила огромный ущерб не только феодальной верхушке хазарейцев, но и народным массам. Более того, репрессии, угон людей в рабство, голод, эпидемии создали угрозу самому существованию хазарейского народа. Поэтому восстание приняло массовый характер. Но участвовавшие в нем силы преследовали неодинаковые цели: феодальная верхушка хазарейцев по-прежнему думала прежде всего о сохранении своих привилегий. Чаяния народных масс, жаждавших облегчения от тяжелого бремени двойной эксплуатации, были ей глубоко чужды. Это создавало объективные возможности для раскола сил восставших, что не могло не сказаться на результатах восстаний.